Агросредства
Фотография категории
Сельхозкультуры
Фотография категории
Готовая продукция
Фотография категории
Семена
Фотография категории
Техника и оборудование
Фотография категории
Услуги
Фотография категории
Агросредства
Фотография категории
Корма
Каталог
Избранное
Разместить
Сообщения
Профиль
93

Маржа в початках. Кто сможет заработать на продажах кукурузы

Урожай кукурузы в 2019 году, по данным Росстата, составил 14,3 млн т. В 2020-м объемы производства могут снизиться. Институт конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) в начале октября оценивал возможный валовой сбор на уровне 13,3-13,6 млн т в весе после доработки. «Существенное сокращение производства, примерно на 25%, ожидается на юге страны. Причиной тому является засуха и жара в летний период, — поясняет руководитель зернового направления ИКАР Олег Суханов. — В Центральном регионе урожайность тоже уменьшится в сравнении с рекордными показателями прошлого года, однако, ввиду увеличения посевов производство кукурузы в ЦФО, вероятно, окажется выше прошлогоднего на 5-10%». Общая площадь этой агрокультуры в текущем году предварительно оценивается почти в 2,9 млн га, что является третьим по величине показателем за всю историю страны. В прошлом году кукурузой было занято около 2,6 млн га.

Погодные катаклизмы снизили сбор

Российский зерновой союз (РЗС) также прогнозирует сбор данной зерновой культуры несколько ниже, чем годом ранее — 13,8-13,9 млн т. «Это не рекордный урожай, но и не плохой, если бы не засуха на юге, было бы на 1,5-2 млн т больше», — оценивает вице-президент организации Александр Корбут.

Прогноз производства кукурузы в 2020 году «ПроЗерно» на 1 октября — 13,4 млн т. «В этом году площади выросли на 11%, но текущая урожайность ниже: 43 ц/га на конец сентября против 51,7 ц/га в то же время в прошлом году, — комментировал гендиректор аналитической компании Владимир Петриченко тогда. — Сокращение урожая наблюдается в южных регионах из-за засухи, многое зависит от ситуации в Черноземье, но пока картина скорее разочаровывает: виды на урожай были неплохие, а реальность хуже». Эксперт не исключил, что прогноз валового сбора кукурузы может быть снижен.

По наблюдениям агрономов, состояние посевов в регионах сильно разнится, отмечает портфолио-менеджер по семенам кукурузы компании «Сингента» Павел Ищенко. Сильнейшая засуха в ЮФО отрицательно повлияла на урожайность — в некоторых хозяйствах на растениях даже не образовывались початки, знает он. В то же время в Центральном Черноземье и части Поволжья ожидается высокий урожай зерна кукурузы, хотя в начале сезона из-за холодной продолжительной весны у многих сельхозпроизводителей наблюдались изреженные или неравномерные всходы. Специалист предполагает, что сбор кукурузы в этом году будет на уровне прошлогоднего или чуть выше.

Во многих регионах возделывания кукурузы этот год характеризуется экстремальными погодными катаклизмами, обращает внимание и менеджер по категории продуктов компании Corteva Agriscience Владимир Кушнаренков. «К примеру, в северной части Краснодарского края местами урожайность кукурузы составила всего 20 ц/га! — говорит он. — И если в одних регионах — Кубань, Ставрополье, Ростовская область — урожай пострадал от сильной засухи, то в других регионах, например в Приморском крае, значительные потери ожидаются от избытка влаги и тайфунов, при которых скорость ветра превышала 40 м/сек». По оценке Кушнаренкова, производство в среднем по стране получится ниже итога 2019-го. 

Агроном-консультант «Суффле Агро Рус» Сергей Черников не согласен с прогнозом о росте урожая кукурузы в центре страны на 10-15% и, наоборот, считает, что там наиболее вероятно сокращение сбора. «В ЦЧР урожайность ожидается меньше на 10-20% по отношению к прошлому году. Это связано с очень холодной погодой весной и в июне, — рассказывает он. — Поскольку кукуруза — теплолюбивое растение, в начале вегетации ей не хватило тепла, и она находилась в жестком стрессе». Второй негативный фактор, который сильно повлиял на данную агрокультуру в начале вегетации, по мнению специалиста, — это переувлажнение почвы. Также наблюдались дефицит фосфора и очень слабо развитая корневая система. В июле же, наоборот, резко началась сильная жара, доходившая до 44 °C, а в августе наблюдался недостаток влаги, так что листья на кукурузе начали «сгорать». Исходя из этого, урожай кукурузы в текущем году будет не дополучен, делает вывод Черников.

Опрошенные «Агроинвестором» аграрии ожидают разные результаты производства кукурузы. Директор хозяйства «Рассвет» (Ростовская область) Сергей Авакян в конце сентября сообщал, что урожайность в этом году значительно ниже, чем в прошлом: если в 2019-м предприятие получило 70 ц/га на богаре и 157 ц/га на орошении, то в текущем — лишь 40 ц/га и 140-150 ц/га соответственно. По оценке руководителя, итоговая средняя урожайность на поливе будет на 10-15 ц/га меньше, чем в прошлом году. Кроме того, под урожай-2020 компания также сократила и площади возделывания кукурузы на богаре на 350 га до 840 га. «Опасались, что будет нехороший сезон, не было влаги, — поясняет Авакян. — В перспективе планируем уменьшить посевы и на поливе, так как воды для этого не хватает. Сейчас площади на орошении составляют 1,3 тыс. га».

Гендиректор агрофирмы «Прогресс» (Краснодарский край) Александр Неженец, наоборот, отмечает заметную прибавку урожайности в этом году. На 22 сентября компания убрала половину площадей (всего кукурузой занято 4 тыс. га), урожайность составила 100-102 ц/га. В прошлом году показатель сбора с гектара получился на уровне 70 ц. «Хотя проблемы с погодой у нас тоже были — не было осадков в августе и сентябре, именно поэтому уборку кукурузы мы начали раньше обычного. Зато в июне, июле шли дожди, это и помогло получить такой хороший урожай, — рассказывал руководитель. — Плюс к этому сказывается наш 20-летний опыт выращивания данной агрокультуры по самым современным технологиям, мы к таким показателям давно шли и не впервые преодолеваем отметку в 100 ц/га». 

Однако, по словам Неженца, ситуация на Кубани действительно не у всех благополучная. На севере региона некоторые хозяйства получают не больше 5 ц/га. «Есть те, кто не смог получить зерно, и теперь покупают кукурузу у нас, чтобы восполнить зерновой баланс для нужд собственного животноводства», — акцентирует внимание он.

Президент ГК «Агротех-Гарант» (Воронежская и Белгородская области) Сергей Оробинский рассказывал о 30%-ном снижении урожайности кукурузы в текущем году. «Из-за сильной засухи получаем 70-75 ц/га. Дождей не было в период созревания на протяжении трех месяцев», — сетовал он. Площади этой зерновой культуры в компании составляют порядка 2,5 тыс. га.

На 20% сократилась урожайность в АПК «Родное» (Тульская область). По словам гендиректора предприятия Дмитрия Инютина, главной проблемой в зоне расположения хозяйства был недостаток тепла. «В июле и августе было достаточно тепло, а вот в июне — нет: ночи были холодные, сумма температур недостаточная, это пришлось на период роста кукурузы и повлияло на результат», — разъясняет он. Впрочем, компания не специализируется на кукурузе, ее посевы формируются по остаточному принципу, в этом году они составили 200 га.

На экспорт и внутри страны

Отмечая особенности 2020 года для кукурузы, Суханов обратил внимание, что стартовый уровень закупочных цен в сентябре находился в пределах 12,5-13 тыс. руб./т. Такие же цифры приводил Александр Корбут в конце первого осеннего месяца. «Это цены не рекордные, но достойные, — подчеркивал он. — Кроме того, на старте сезона-2020/21 был период, когда кукуруза стоила дороже фуражной пшеницы, но к октябрю все стало возвращаться к обычному течению рынка».

Владимир Петриченко говорит о перестройке внутреннего рынка в конце сентября с продаж старого зерна на реализацию нового. Так, в августе кукуруза, произведенная в 2019 году, стоила 14,05 тыс. руб./т. В сентябре цены опустились, урожай-2020 в европейской части России стоил уже лишь 12,5-12,8 тыс. руб./т с НДС. Однако это было все еще значительно выше, чем в сентябре прошлого года, когда сезон стартовал с 10,1 тыс. руб./т, — отметил эксперт. При этом на юге России цены на кукурузу в сентябре были еще больше, а в Поволжье и на Черноземье — немного меньше.

По словам Александра Корбута, внутренние закупочные цены на зерновые традиционно ориентируются на мировой рынок и на курс рубля — чем он слабее, тем выше цены. Особенно это заметно в текущем сезоне, когда открываются новые ниши для экспортных поставок, в частности в Китай, в котором начал восстанавливаться спрос на кукурузу после АЧС и гриппа птиц в южных провинциях. Цены на мировом рынке в сентябре поддерживались прогнозами о снижении урожайности на Украине, сокращении производства в Южной Африке и Аргентине. «Все это дает нам возможность увеличивать поставки, за сентябрь за рубеж было отгружено уже 250 тыс. т кукурузы — конечно, не очень много, но есть ощущение, что темпы могут расти», — прогнозирует эксперт.

По расчетам РЗС, в 2020/21 сельхозгоду экспорт кукурузы может составить порядка 3,5-4 млн т, что ниже уровня прошлого года (4,3 млн т). Петриченко не исключает и более низких показателей, несмотря на высокие цены на мировом рынке: «В этом сезоне мы увидим борьбу хорошего спроса по неплохой цене с меньшими объемами товара на рынке». Главная причина сокращения экспортного потенциала, по мнению Суханова, — снижение производства кукурузы в южных регионах страны, где традиционно формируется основной объем для внешних поставок. «Вероятно, ячмень сохранит свои позиции в рейтинге экспортных культур после пшеницы, а кукуруза займет почетное третье место», — думает он.

Многое зависит и от ситуации на Украине. Страна «играет первую скрипку» в Причерноморье в торговле кукурузой и входит в топ-4 мировых экспортеров. Сейчас прогнозы производства там снижены с 39 млн т до 33 млн т. Это поднимает экспортные цены: кукуруза нового урожая в сентябре стоила $193-194/т (FOB Черное море) против $180/т в августе и $162/т в сентябре 2019-го, отмечает эксперт «ПроЗерна». По его оценке, в ближайшее время экспортные цены будут двигаться вверх.

Стоит помнить, что Россия не является традиционно «кукурузной» страной, обращает внимание Корбут. «Объемы производства у нас не такие большие, как на Украине и в других странах. При этом у нас есть достаточно хороший внутренний спрос со стороны животноводства и крахмалопаточной промышленности, — говорит он. — И в перспективе со стороны животноводства он не будет снижаться, а со стороны крахмалопаточного сектора будет расти за счет увеличения производства модифицированных крахмалов и глюкозо-фруктозных сиропов». Поэтому замахиваться на высокие позиции в мировом экспорте кукурузы сложно. Российская ниша — все же пшенично-ячменный сектор, делает вывод эксперт.

Однако, кукуруза уже вырывалась на вторые позиции по объемам экспорта, напоминает Владимир Петриченко. В 2015/16 сельхозгоду Россия вывезла 4,26 млн т ячменя и 4,73 млн т кукурузы, а в 2016/17-м — 1,95 млн т и 5,2 млн т соответственно. «Но пока это только эпизоды, и говорить о повторении такого опыта в сезоне-2020/21 пока не приходится», — признает он. По мнению эксперта, стабильно стать товаром номер два в экспорте кукуруза может скорее после 2022-2024 годов, когда посевные площади будут превышать 3 млн га, урожайность вырастет за счет технологий, а валовые сборы увеличатся до 16 млн т и более.

Развитие переработки и животноводства также поддерживают цены. РЗС оценивает внутренний объем потребления в текущем сезоне в диапазоне от 9,5 млн до 10 млн т. «ПроЗерно» — в 9,4 млн т против 9,9 млн т в 2019-20-м. Это все же высокий показатель, считает Петриченко. «Значительный рост потребления отмечался в прошлом сельхозгоду по сравнению с 2018/19-м, когда этот показатель оценивался лишь в 8,63 млн т, — комментирует он. — Таким образом, в сезоне-2020/21 мы можем говорить не столько о снижении потребления, сколько о тактической коррекции со стороны животноводов, так как в крахмалопаточной промышленности и производстве спиртов потребление стабильное». В животноводстве можем увидеть некоторое замещение кукурузы фуражной пшеницей, ячменем, зернобобовыми и шротом, добавляет эксперт. По данным Росстата, в целом за весь 2019/20 сельхозгод заготовительные и перерабатывающие организации России освоили почти 3,3 млн т кукурузы (+16,6%). Наиболее интенсивно выросла переработка на комбикорма (+21,8%).

Фактическая цена на кукурузу в ближайшее время будет зависеть от двух основных факторов — какой окажется погода в период массовой уборки, и насколько охотно сельхозпроизводители будут реализовывать продукцию (выкинут на рынок сразу большие объемы или будут ждать повышения цен). На данный момент рынок выглядит в перспективе скорее растущим, полагает Суханов. Владимир Петриченко также не видит факторов для снижения внутренних цен, поскольку экспортные в перспективе будут увеличиваться, свою роль вносит и девальвация рубля. «Если не будут приняты экстраординарные меры типа введения пошлины, ограничений вывоза, то цены на зерновые, и кукурузу в частности, будут оставаться на стабильно растущем уровне, — соглашается Александр Корбут. — Но перемены в конъюнктуре возможны, если произойдут радикальные изменения на мировом рынке, впрочем, до нового года и до поступления итоговых данных об озимых посевах я не вижу таких предпосылок».


Вопрос рентабельности

Оценивая возможный уровень рентабельности кукурузы в 2020 году, Олег Суханов предположил, что из-за потерь в урожайности на юге страны стоит ожидать снижения маржинальности кукурузы по сравнению с прошлым сезоном. В то же время в центральных регионах можно говорить о сохранении доходности этой зерновой культуры на стабильно-высоком уровне.

Александр Корбут обращает внимание на рост издержек, который составил в среднем 7-8% в связи с удорожанием расходных материалов: средств защиты растений, удобрений, семян, топлива. Однако более высокие закупочные цены дают надежду на то, что рентабельность кукурузы в этом сельхозгоду будет выше, чем в 2019/20-м, а это станет стимулом к технологическому развитию и росту производства. «Пока сложно оценивать экономическую эффективность, потому что мы не знаем точно, какая будет средняя цена реализации кукурузы, — осторожен Владимир Петриченко. — Действительно, себестоимость выросла, но не думаю, что расходы не оправдаются. Скорее всего, доходность кукурузы будет выше, чем год назад».

Александр Неженец надеется, что с учетом высоких цен экономика выращивания кукурузы в этом году в его хозяйстве будет лучше, чем в прошлом. Рост затрат он оценивает в пределах 12-13%. Свою роль сыграл курс валют, увеличились цены на запчасти и прочие «расходники». Чтобы избежать таких ситуаций в будущем, хозяйство закупает все необходимое на следующий год заранее.

К реализации кукурузы «Прогресс» приступил с началом уборки: цена, по словам руководителя агрофирмы, составляла в сентябре 13-13,2 тыс. руб./т. «Думаю, цены могут вырасти и до 14 тыс. руб., но мы не останавливаем продажи, — делится он. — Та цена, которая есть сейчас, обеспечивает плановую рентабельность на достаточно высоком уровне». Также Неженец отмечает, что проблем с качеством зерна кукурузы в этом году нет, также как и нет необходимости ее сушить. Даже напротив, хозяйство форсирует уборку, чтобы не допустить снижения влажности ниже базисной.

Сергей Авакян констатировал рост издержек на выращивание кукурузы в текущем году на 5-7%, основная составляющая в этом — рост зарплат работникам предприятия. Цены в регионе уже достигают, по его словам, 14 тыс. руб./т с НДС, что компенсирует и увеличение расходов, и снижение урожайности. Однако хозяйство в конце сентября еще не продавало урожай, рассчитывая на рост цен до 16 тыс. руб./т. «У нас на богаре себестоимость кукурузы получается 38-40 тыс. руб./га, плюс необходимо окупать инвестиционный проект по орошению, поэтому продать урожай хочется подороже», — поясняет он.

В следующем году в площадь кукурузы в «Рассвете» будет планироваться исходя из погодных условий: будет ли достаточно влаги. «Данная агрокультура интересна прежде всего тем, что в отдельные сезоны может „выстреливать” по рентабельности, — отмечает Авакян. — Например, как в прошлом году, когда урожайность была 70 ц/га, мы собрали 90-100 тыс. т валовки, цена была хорошая, и мы неплохо заработали».

Сергей Оробинский оценивает увеличение затрат в текущем году в рамках 10-13% из-за удорожания семян и пестицидов. В конце сентября компания еще не приступила к продажам, закупочную цену топ-менеджер ожидал на уровне 15 тыс. руб./т с НДС, что позволило бы получить рентабельность кукурузы в пределах 10-20%. В прошлом году, при более низких ценах и большей урожайности, доходность этой агрокультуры в «Агротех-Гаранте» была около 30%.

Хозяйство «Родное» в конце сентября все еще не приступило к уборке кукурузы. По словам Дмитрия Инютина, затраты на ее производство в 2020 году увеличились на 10-15% из-за валютных колебаний и, как следствие, удорожания пестицидов и семян. «Рассчитываем, что в текущем году цены будут на 20% выше, чем в прошлом, то есть не менее 12-13 тыс. руб./т, — говорит он. — Эта цена позволит компенсировать потери урожая». По возможности предприятие планирует придерживать реализацию зерна до увеличения его стоимости.

 

Не зерно, так силос?

Негативные погодные условия, сложившиеся во многих регионах возделывания кукурузы, сами по себе могли повлечь рост издержек за счет дополнительных обработок, добавления новых элементов технологий. Потери возникают и когда зерновые гибриды приходится косить на силос из-за несформировавшегося початка. Такие случаи отмечались в этом году в некоторых хозяйствах на юге страны. «Конечно, это вынужденная мера, чтобы хоть как-то утилизировать посевы кукурузы, поврежденные засухой», — говорит Владимир Кушнаренков. Но хозяйства и в этом случае потеряют: кукуруза на силос — не «второсортный» продукт, который можно получить, если урожай зерна не уродился. До 65% энергетической ценности силоса кроется в початке, а вклад зерна в урожайность сухого вещества около 50%. Поэтому, если из-за засухи или иных погодных аномалий початки плохо сформировались, то и урожай силоса, и его качество будут слабыми вследствие низкого содержания крахмала, разъясняет специалист.

По словам Кушнаренкова, задача агронома — построить систему возделывания, которая минимизирует возникающие в ходе каждого сезона риски. Corteva в условиях дефицита влаги рекомендует выбирать предшественник, который минимально иссушает почву. Лучшим вариантом являются бобовые культуры, среди которых особо выделяют сою. Хороший предшественник — колосовые зерновые и сама кукуруза. По возможности стоит избегать подсолнечника и свеклы, контролировать переуплотнение почвы, рассмотреть переход на влагосберегающие технологии (минимальную, нулевую). Все это поможет обеспечить максимальный запас влаги в почве к весне, утверждает менеджер Corteva Agriscience.

Чтобы кукуруза дольше вегетировала в благоприятных условиях, нужно соблюдать оптимально ранний сев. Для лучшей влагообеспеченности растений важно при дефиците влаги корректировать норму высева в меньшую сторону, а также особенно тщательно подойти к контролю сорной растительности во избежание дополнительной конкуренции за влагу. При этом для борьбы с сорной растительностью в условиях засухи крайне важно использовать мягкие гербициды, чтобы не создавать культуре дополнительный стресс, продолжает Кушнаренков. Из других рекомендаций он выделяет использование семян в предпосевной обработке со стимуляторами роста, обязательное применение стартовых удобрений, что дает корневой системе растений быстрое развитие, облегчает доступ культуры к влаге и питательным веществам.

Сергей Черников также отмечает важность применения «мягких» гербицидов для минимизации стресса растений в условиях засухи. Если же зерновой гибрид кукурузы приходится убирать на силос, потери не компенсируются. «При выращивании кукурузы на зерно защита направлена на максимальную отдачу генетического потенциала гибрида, — акцентирует внимание он. — Кукуруза не приемлет конкуренции, поэтому поле должно находиться в идеальной чистоте». Также у кукурузы есть вредители, например стеблевой мотылек, который может существенно снизить урожайность. Для защиты от этого вредителя требуются дорогостоящие препараты и дополнительные затраты на опрыскивание (авиаобработка или самоходный опрыскиватель). Плюс кукуруза очень отзывчива к применению фунгицидов.

Павел Ищенко предостерегает от заблуждения, что кукуруза на силос требует меньше вложений в агротехнику по сравнению с кукурузой на зерно. «Такой подход опасен тем, что сдерживает рост продуктивности КРС, снижает маржинальность животноводства, — предупреждает он. — Как правило, такие сельхозорганизации возделывают кукурузу на силос по экстенсивной технологии, используют нестабильные гибриды и применяют дешевые СЗР с сомнительной эффективностью. Отсюда и мнение, что если на кукурузе не образовались початки, то ее следует убирать на силос». Важно понимать, что такую кукурузу можно убрать на зеленый корм, но заложить на силос высокого качества (именно силос в значении «консервированный корм») вряд ли получится, поскольку наличие зерна в нем — ключевой фактор питательности корма, подчеркивает специалист. В этом случае получаются двойные потери: вследствие низкой урожайности и зерна, и зеленой массы, а также снижения продуктивности КРС.

Главным же отличием технологии возделывания кукурузы на зерно и силос являются сроки уборки, рассказывает Ищенко. Кукурузу на силос убирают в фазы молочно-восковой — начала восковой спелости зерна, когда содержание сухого вещества во всем растении составляет 30-35%. Если же убрать кукурузу слишком рано или слишком поздно, то питательность силоса может снизиться, причем очень сильно. «Кукурузу на зерно обычно убирают после образования черной точки в зерновках, когда прекращается отток питательных веществ из растения в початок и начинается процесс отдачи влаги зерном, — знает он. — Здесь есть свои особенности: в некоторых хозяйствах южных территорий ждут, когда кукуруза высохнет, что называется, „на корню“, то есть до стандартной влажности зерна 14%, при этом существует риск, что зерно пересохнет до 8-10%». Тогда зерновки становятся щуплыми и легковесными и даже могут высыпаться из початков при малейшем прикосновении жатки комбайна. Если в зоне расположения хозяйства часто бывают суховеи в конце вегетационного периода кукурузы, то стоит очень внимательно подходить к планированию и организации уборки, советует он. И напротив, на северных территориях очень важно соблюдать баланс между урожайностью и скороспелостью гибридов кукурузы. Не стоит увлекаться гибридами с высоким ФАО (показатель, указывающий на группу спелости) там, где риск холодной дождливой осени велик, 2017 год запомнился многим аграриям именно этим, напоминает Ищенко.


Источник: ИКАР