Агросредства
Фотография категории
Сельхозкультуры
Фотография категории
Готовая продукция
Фотография категории
Семена
Фотография категории
Техника и оборудование
Фотография категории
Услуги
Фотография категории
Агросредства
Фотография категории
Корма
Каталог
Избранное
Разместить
Сообщения
Профиль
388

О субсидиарной ответственности главы КФХ по обязательствам должника – ИП главы КФХ

            Современное российское гражданско-правовое законодательство предоставляет различные варианты статусов для оформления своей деятельности в разных областях. В сельском хозяйстве, в частности, существует такой вид организации производства как крестьянское (фермерское) хозяйство (КФХ), чья деятельность регулируется ГК РФ, Федеральным законом «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» от 11.06.2003 № 74-ФЗ и другими законодательными актами.

            Опуская теоретические вопросы правового статуса КФХ, в общем можно сказать, что это добровольное объединение граждан (даже если в составе один участник) для ведения производственной или иной хозяйственной деятельностью в области сельского хозяйства независимо от наличия регистрации юридического лица. Главой КФХ может быть гражданин, зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя. Банкротство КФХ осуществляется по общим правилам Федерального закона от 26.10.2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) (далее – Закон о банкротстве) с особенностями, установленными параграфом 3 главы Х указанного Закона. При этом в случае банкротства процедура осуществляется в отношение ИП главы КФХ.

            Интерес вызывают вопросы правового режима имущества КФХ при банкротстве, а также возможность привлечения к субсидиарной ответственности ИП главы КФХ по обязательствам КФХ как вне или при банкротстве. Поскольку субсидиарная ответственность - это право взыскания долга с другого лица, если основной должник не может его погасить, то возникает вопрос – можно ли признать ИП главу КФХ контролирующим лицом и привлечь к субсидиарной ответственности? Ответ на него дает судебная практика.

            При этом к субсидиарной ответственности привлекаются так называемые «контролирующие лица»:

- по смыслу ч. 3 ст. 53.1 ГК РФ это лицо, имеющее фактическую возможность определять действия юридического лица, в том числе возможность давать указания лицам, названным в пунктах 1 и 2 настоящей статьи, обязано действовать в интересах юридического лица разумно и добросовестно и несет ответственность за убытки, причиненные по его вине юридическому лицу);

- по смыслу ч. 1 ст. 61.10 Закона о банкротстве, когда под контролирующим должника лицом (КДЛ) понимается физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий).

            Стоит отметить, что в настоящее время сформирована обширная судебная практика по привлечению КДЛ к субсидиарной ответственности, которая до сих пор уточняется и расширяется.

            Так, в рамках дела № А03-5554/2017 о банкротстве ИП главы КФХ Кравчук И.Р. рассматривался обособленный спор по привлечению контролирующего лица Кравчука И.Р. к субсидиарной ответственности за непредоставление первичной документации и неподачу заявления о банкротстве.

            По мнению Кравчука И.Р., привлечь его к субсидиарной ответственности по его же собственным долгам невозможно, так как он осуществлял деятельность как ИП – глава КФХ без образования юридического лица и являлся его единственным участником.

            Арбитражный суд Алтайского края в определении от 25 декабря 2019 года указал, что «в отношении главы КФХ в принципе можно рассматривать вопрос о привлечении его к субсидиарной ответственности, поскольку он, очевидно, имеет возможность влиять на определение действий должника и, как следствие, является контролирующим должника лицом, с другой стороны, имущество КФХ обособлено от личного имущества такого лица, обязательства КФХ также не являются личными обязательствами указанного лица», однако в удовлетворении заявления отказал по причине отсутствия доказательств нарушения контролирующим должника лицом обязанностей, вытекающих из ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

            Подробно вопрос наличия причинно-следственной связи между несостоятельностью должника и действиями (бездействием) контролирующего лица раскрыт в определении Арбитражного суда Алтайского края от 08 февраля 2021 года по делу № А03-21413/2018 по рассмотрению заявления конкурсного управляющего Копцева Н.Н. о привлечении ИП главы КФХ Копцева Н.Н. к субсидиарной ответственности (по причине непередачи документов бухгалтерского учета и (или) отчетности).

            Арбитражный суд указал, что, вызывает объективные сомнения, что, совершая юридически значимые действия (сделки), в результате которых были отчуждены, утрачены ликвидные активы (что было доказано в рамках обособленных споров по делу о банкротстве по признанию сделок недействительными), Копцев Н.Н. руководствовался интересами подконтрольного ему крестьянского хозяйства. Совокупность таких действий существенно повлияла на деятельность хозяйственного субъекта в мере, достаточной для констатации факта осуществления Копцевым Н.Н. своих прав, как лицом наделенным полномочиями по руководству текущей деятельностью крестьянского хозяйства, вопреки интересам самого хозяйства и его кредиторов.

            В постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 04.02.2020 № Ф06-42611/2018 по делу № А57-6041/2016 по рассмотрению кассационной жалобы ИП главы КФХ Ивановой Л.Е. указывается, что бремя доказывания отсутствия вины возлагается на контролирующее должника лицо. Было установлено, что в результате неразумных действий ИП главы КФХ по заключению сделки с неравноценным встречным исполнением при наличии непогашенной кредиторской задолженности крестьянско-фермерскому хозяйству и кредиторам должника были причинены убытки, в связи с чем заявление конкурсного управляющего о привлечении Ивановой Л.Е. к субсидиарной ответственности было удовлетворено частично. Конкурсному управляющему было отказано в части, поскольку он не доказал наличие причинно-следственной связи между не передачей каких-либо документов, а также имущества главы КФХ и невозможностью формирования конкурсной массы и погашения реестра требований кредиторов.

            Из этого следуют выводы:

- привлечь к субсидиарной ответственности главу КФХ можно;

- для этого конкурсный управляющий должен доказать наличие причинно-следственной связи между действиями главы КФХ и возникновением несостоятельности КФХ и (или), что непередача документов и имущества главы КФХ повлекла невозможность формирования конкурсной массы и погашения реестра требований кредиторов.

            Особое значение имеет специфичный статус имущества главы и членов КФХ. Так, в силу п. 3 ст. 221 Закона № 127-ФЗ имущество, принадлежащее главе крестьянского (фермерского) хозяйства и членам крестьянского (фермерского) хозяйства на праве собственности, а также иное имущество, в отношении которого доказано, что оно приобретено на доходы, не являющиеся общими средствами крестьянского (фермерского) хозяйства, не включается в конкурсную массу (пункт 3 статьи 221 Закона о банкротстве).

            Таким образом, Закон о банкротстве разделяет имущество КФХ и личное имущество ИП главы КФХ. В том случае, если конкретными виновными действиями ИП главы КФХ должнику будут причинены убытки, то ответственность ИП главы КФХ не может быть ограничена исключительно имуществом, внесенным в состав имущества КФХ, а такое лицо должно будет в порядке субсидиарной ответственности отвечать всем своим имуществом, в том числе личным и не внесенным в состав имущества КФХ, иное означало бы возможность ухода виновного лица от материальной ответственности и нарушило бы права кредиторов должника.

   Так, в рамках дела о банкротстве ИП главы КФХ Кривоспицкой О.Н. № А12-12217/2019 при рассмотрении в суде первой инстанции (определение Арбитражного суда Волгоградской области от 09.02.2021 г.) конкурсному управляющему было отказано в признании недействительными сделок, совершенных должником, и, соответственно, возврату в конкурсную массу должника имущества, поскольку право собственности на жилой дом и земельный участок под ним возникло у Кривоспицкой О.Н. до регистрации ею крестьянского (фермерского) хозяйства, и в силу своей специфики данные объекты недвижимого имущества не участвовали в предпринимательской деятельности. При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к выводу о том, что в силу прямого указания специальной нормы в состав конкурсной массы КФХ не может быть включено личное имущество гражданина, не внесенное в состав общего имущества КФХ и приобретенное не на доходы от его деятельности.

Однако Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.04.2021 г., оставленным в силе Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 01.07.2021 г., судебный акт первой инстанции был отменен. Довод ответчика о том, что недвижимость приобреталась на личные средства должника – физического лица, а не на средства КФХ, следовательно, не подлежит изъятию и возврату в конкурсную массу должника, апелляционная инстанция посчитала несостоятельным. Так, должник на момент приобретения спорного земельного участка была в статусе ИП главы КФХ, а доказательств того, что участок приобретался на ее собственные средства отсутствуют. Более того, участок имеет значительную площадь, целевое назначение – земли сельскохозяйственного производства, в связи с чем не может быть и не мог быть использован для личных нужд должника.

Таким образом, суд пришел к выводу о том, что спорное имущество входило в состав основных средств имущественного комплекса должника – КФХ, имело целевое назначение, обеспечивающее производственный процесс КФХ.           

            Интерес также представляет постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 10 мая 2019 года по делу № А09-1110/2016, вынесенное по апелляционной жалобе индивидуального предпринимателя главы крестьянско-фермерского хозяйства Дубининой Е.И. на определением Арбитражного суда Брянской области от 11 февраля 2019 года по рассмотрению ходатайства индивидуального предпринимателя главы крестьянско-фермерского хозяйства Дубининой Елены Ивановны об исключении имущества – земельного участка и двух квартир - из конкурсной массы должника.

            Так, глава КФХ указывала, что, поскольку законодательство о банкротстве предусматривает специальные положения, применимые к банкротству КФХ, отличные от банкротства граждан и индивидуальных предпринимателей – личное имущество членов КФХ не подлежит включению в конкурсную массу. Кроме того, имущество не использовалось в предпринимательской деятельности, было приобретено Дубинино Е.И. как физическим лицом без указания на статус ИП главы КФХ, и, в принципе, не может являться имуществом КФХ.

           Суды заключили:

- приобретение гражданином статуса индивидуального предпринимателя не создает иного субъекта гражданских правоотношений, который обладает отличными от самого гражданина правами в отношении принадлежащего ему имущества;

- имущество гражданина не обособляется от имущества индивидуального предпринимателя. В связи с вышеперечисленным все имущество банкрота включается в конкурсную массу должника, и должник отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом (за исключением имущества, на которое не может быть наложено взыскание в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации).

            Постановлением арбитражного суда Волго-вятского округа от 12 января 2021 года в рамках дела № А39-6398/2017 г. о несостоятельности (банкротстве) ИП – главы КФХ Чуракова Р.Х. по рассмотрению обособленного спора о признании сделок недействительными и о применении последствий их недействительности было установлено, что право собственности на спорное имущество было приобретено должником до осуществления им предпринимательской деятельности в качестве главы КФХ, что исключает возможности приобретения данного имущества за счет доходов от деятельности КФХ, спорные объекты не подлежат включению в конкурсную массу должника.

             Таким образом, исходя из сложившейся судебной практики главам КФХ для избежания негативных последствий при банкротстве необходимо руководствоваться следующим:

  1.  ИП главу КФХ можно признать контролирующим лицом и привлечь к субсидиарной ответственности.

  2. Контролирующее должника лицо должно доказать, что действовало добросовестно и разумно в интересах должника.

  3. Для того, чтобы имущество главы КФХ не было включено в конкурсную массу должника необходимо установить обстоятельства на какие доходы приобретено спорное имущество: на доходы физического лица – ИП или на доходы КФХ, обстоятельства использования этого имущества в предпринимательской деятельности.


Материал подготовлен в рамках партнерской программы:

Адвокатом Евгенией Ницыевской

Адвокатская контора  "Ковалев и партнеры", г. Воронеж

Вопросы можно задать на эл.почту:  866655@mail.ru